rss
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?

Автор Тема: Слова Патриарха Кирилла  (Прочитано 332539 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Лидия Цвет.

  • Гражданин Аура Русы
  • Откровенные
  • Патриарх форума
  • *****
  • Сообщений: 1351
  • Репутация: +101/-0
  • Пол: Женский
Re: Слова Патриарха Кирилла
« Ответ #510 : 02 Октябрь, 2018, 22:02:45 »
Слово Святейшего Патриарха Кирилла после богослужения в кафедральном соборе святителя Николая Чудотворца в Ейске

26 сентября 2018 г. 21:34

26 сентября 2018 года, в канун праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил утреню всенощного бдения с чином Воздвижения Креста Господня в кафедральном соборе святителя Николая Чудотворца города Ейска. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к верующим со словом.

Ваше Высокопреосвященство, владыка Исидор, митрополит Краснодарский и Кубанский! Ваше Преосвященство, владыка Герман, архипастырь Ейской земли! Дорогие отцы, братья и сестры! Уважаемые высокие представители государственной власти!

Хотел бы всех вас сердечно поздравить с двунадесятым праздником Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста. Обычно этот день я встречаю в Первопрестольном граде Москве, ведь именно в кафедральных соборах полагается воздвигать крест. Но осознавая, сколь велика наша Русская Православная Церковь и как много еще осталось мест, где я не имел возможности побывать, я принял в этом году решение воздвигнуть крест вместе с вами в святом храме на Ейской земле, — чтобы почувствовать духовную атмосферу этого места, помолиться с духовенством, монашествующими, со всеми вами.

Сегодня мы вспоминаем Воздвижение Честнаго и Животворящего Креста, и вы, конечно, знаете, что этот праздник был установлен в честь обретения подлинного креста Господня святой царицей Еленой в IV веке в Иерусалиме. С тех пор праздник Воздвижения, посвященный воспоминанию о далеком историческом событии, наполнен также размышлениями о силе и значении Креста Христова.

Каждый православных христианин, взирая на изображение крестного древа, должен понимать, что означает крестный подвиг для всего рода человеческого, для всего мира, а значит, и для нас с вами. Крест есть прежде всего символ страданий, и можно ли себе представить что-то более страшное, чем распятие на кресте живого человека? Это не просто смерть, не просто казнь, а самая позорная казнь в римском обществе того времени. Ведь даже когда человека убивают, его тело все же хоронят, а распятые висели на крестах, на поругание толпе и птицам, с тем чтобы умерший на кресте был предметом насмешек и издевательств, свидетельствующим о никчемности прожитой жизни, приведшей к страшной кончине. На кресте никогда не казнили римских граждан и вообще знатных людей, — если таковые приговаривались к смертной казни, то им отсекали голову мечом. На крест отправляли рабов или и разбойников, представителей самых низких презираемых слоев общества.

Вот и Господь был распят вместе с двумя разбойниками, и, наверное, мало кто делал различие между теми, кто висел справа и слева от Него, и Им Самим, — в глазах окружающих всё это были люди одного сорта, изгои общества, преступники, отчего толпа и глумилась. Образ Распятого не вызывал никакого сочувствия, — только у самых близких людей. Но именно такую смерть избрал для Себя Господь, — которая свидетельствовала о полном уничижении, о лишении всякой чести и достоинства, ведь позорная крестная смерть перечеркивала все, было в жизни человека. Господь избирает такую смерть неслучайно, потому что ней явлен апогей человеческой слабости и беззащитности. Уже ничто не могло бы помочь распинаемому, все было направлено на смерть и уничижение, но Господу надлежало через собственные страдания искупить грехи рода человеческого.

Мы знаем, что искупление всегда связано с наказанием. Когда человека по суду приговаривают к тюремному заключению, он оказывается в трудных жизненных обстоятельствах и своими страданиями искупляет свою вину перед теми, кого обидел, или перед страной, чьи законы нарушил. Вот почему человек, вышедший из заключения, уже не преследуется обществом. С него снимается наказание за грех, так как он свое вытерпел и искупил свое преступление. Так же и страшная крестная смерть, которая постигла Спасителя, была страданием, которым может быть искуплен грех всего человеческого рода. И как же любит Бог Свое творение, — настолько, что Единородный Сын Божий, чтобы искупить человеческое безобразие, человеческий грех, восходит на Крест и принимает позорную смерть! Вот почему крест является символом спасения. Вот почему мы преклоняем пред ним свои колени, — потому что мы поклоняемся Христу, уничижившему Себя, принявшему на Себя образ раба распятого, поверженного, но через это распятие искупившего наши грехи и спасшего наши души.

И вот еще что мы должны осознать в связи с сегодняшним днем. Каждый человек проходит, в большей или меньшей степени, через страдания. Иногда людей постигает большое горе, иногда нечто меньшее, но нет человека, который бы за свою жизнь не пострадал. Или что-то больно уязвило, или болезнь тяжелая, или неудача в жизни, или большие трудности по работе, — да мало ли что уязвляет нас настолько, что мы с большим трудом переносим это страдание, эту печаль! И бывает так, что человек разрушает себя собственными страданиями, — проходя через трудные моменты жизни, он выходит из них разрушенным, ослабленным, озлобленным, порой потерявшим даже всякую надежду на будущее.

Крест Христов, Святая Голгофа — место страдания и искупления всех нас — учат правильному отношению к скорбям и страданиям. А когда уж совсем тяжело в жизни, когда кажется, что сил никаких нет, чтобы выдержать все, что выпало на твою долю, подойди к кресту Господню, внимательно посмотри на Его изображение, соотнеси муки ни в чем не повинного Спасителя со своими житейскими скорбями и помолись Господу перед Его крестом. И пусть Господь даст и вам силу достойно пройти через скорби, болезни и страдания, не разрушая самих себя ни духовно, ни физически, и выйти из полосы жизненных трудностей с новыми силами, с новым взглядом на жизнь, с новым душевным состоянием — состоянием победителя, достойно прошедшего через испытания.

Мы знаем, что человеческий рост, развитие личности невозможно без преодоления трудностей. Они бывают разные, но это неотъемлемая часть нашей жизни. И для того чтобы мы, христиане, верующие в Господа, признающие силу Его Креста и Воскресения, могли быть сильными во всех обстоятельствах жизни, мы должны научиться у Господа Спасителя, взирая на Его крест, великой силе и способности спасительно преодолевать свои собственные скорби. Вот почему мы говорим, что христианская вера — это вера сильных людей. Не потому что мы сильны — вовсе не так. Есть очень богатые материально люди, имеющие политическую власть, — мы не такие, но мы сильны тем, чему научил нас Сам Господь. Мы сильны верой в преображающую нас спасительную силу Креста Господня. Именно поэтому вера — это дело сильных людей, потому что через веру мы становимся сильными, исполняясь Божественной благодати.

Я хотел бы всем вам, мои дорогие, пожелать крепкой веры. Никогда не сомневайтесь в Божественном присутствии в мире, с чистой совестью и с детской верой просите Господа, чтобы Он вам помогал в жизни. В ответ на эту веру Господь много даст, в том числе в трудных обстоятельствах жизни. Аминь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

http://www.patriarchia.ru/db/text/5273923.html

Оффлайн Лидия Цвет.

  • Гражданин Аура Русы
  • Откровенные
  • Патриарх форума
  • *****
  • Сообщений: 1351
  • Репутация: +101/-0
  • Пол: Женский
Re: Слова Патриарха Кирилла
« Ответ #511 : 02 Октябрь, 2018, 22:05:21 »
Патриаршая проповедь в праздник Воздвижения Креста Господня после Литургии в Никольском кафедральном соборе г. Армавира

27 сентября 2018 г. 17:57

27 сентября 2018 года, в праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Никольском кафедральном соборе г. Армавира. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к верующим с проповедью.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мы празднуем сегодня Воздвижение Честнаго Креста Господня, и поэтому все наши мысли обращены ко кресту. На протяжении христианской истории крест всегда находился в центре внимания христиан, потому что проникновение в тайну и смысл креста помогает людям обрести подлинный смысл жизни.

У преподобного Ефрема Сирина находим такие слова: «Крест разрушает идолов». Преподобный знал, о чем говорил, — он жил в постъязыческую эпоху, когда последствия язычества еще были очевидны и в жизни людей, и в тогдашней культуре; но он знал, что христианская вера разрушила идолов и люди, оставив идолов, стали поклоняться Святому и Животворящему Кресту Господню.

Что же такое идол? Идол — это ложная ценность, которая человеческой фантазией, или в силу предрассудков, или злыми внушениями извне возводится в ранг абсолютной ценности, требующей поклонения. Именно так создавались древние языческие боги, и люди поклонялись рукотворным истуканам как воплощению абсолютной ценности, пока эти идолы не были сокрушены верой Христовой.

Так было в древности, а что же происходило в последующие времена? И в последующие времена сохранялась традиция поклоняться ложным ценностям. А для того чтобы ложной ценности поклониться, ее нужно опять-таки абсолютизировать, т.е. сделать абсолютно непререкаемой, которая никем не оспаривается и требует лишь поклонения. Так на месте рукотворных истуканов стали появляться истуканы другого рода — плоды человеческих мыслей, рассуждений, философских построений. И мы знаем, что нередко политические концепции, политические идеи становились такими идолами, которые требовали полного подчинения и почти религиозного поклонения. Не так давно и наша страна освободилась от поклонения подобным идеологическим идолам, и дай Бог, чтобы наш народ никогда больше не соблазнился ни на что подобное.

Но так было не только в нашей стране. Мы знаем, что политические идеи нередко формулируются и передаются людям таким образом, чтобы убедить род человеческий, будто очередная идея есть апогей человеческой мысли и следовать ей значит построить благополучное, процветающее и справедливое общество. И вновь, как в нашем недалеком национальном прошлом, так уже в масштабах всей планеты развивается поклонение некоему идолу, который называется современным обществом, словно современное общество уже достигло максимума в своем развитии и больше за этим ничего не последует. Людей склоняют принимать всё это на веру и поклоняться как идолу; попытки оспорить идолопоклонство вызывают ожесточенное сопротивление, и мы знаем: большинство войн и революций, и в прошлом, и в наши дни, происходит потому, что кто-то захотел создать нового идола и заставить множество людей ему поклоняться.

Но есть и другой идол — это богатство. Богатство привлекает человека, потому что придает ему силы, расширяет его возможности. Действительно, богатство позволяет достигать того, что хочется, а человек чаще всего желает успеха и наслаждения. Успех без наслаждений — уже неполный успех, но когда успех позволяет наслаждаться во всей полноте, возникает еще один идол — пустота, которой люди нередко посвящают всю свою жизнь, отдают все силы.

Но святой преподобный Ефрем говорит: «Крест разрушает идолов». Никакая идеология, оспаривающая господствующую в том или ином месте, в то или иное время, неспособна разрушить идола, — просто один идол меняется на другого. А крест Господень разрушает любого идола, потому что, взирая на крест, мы понимаем: не силой, не деньгами, не властью, не наслаждением побеждены были грех, диавол и смерть, но Христом, Который принял образ раба и взошел на крест, чтобы Своей жертвой искупить наши грехи и спасти весь род человеческий.

Именно подвиг Христа распятого, отдающего Свою жизнь ради других, сокрушил и сокрушает сегодня всех идолов. И если мы хотим быть свободны от идолопоклонства, иногда почти незаметно проникающего в наше сознание и нашу жизнь, мы должны крепко держаться за веру православную, исповедовать Господа Иисуса Христа распятого своим Спасителем и Богом, Его учением напитывать свой разум и свое сердце и тем самым обретать великую свободу от любого человеческого внушения, от любых идолов, которые создаются для очередного порабощения людей.

Когда преподобный Ефрем сказал, что крест разрушает идолов, он имел в виду не только победу христианства над язычеством, но прозревал великую, уже внеисторическую победу Христа распятого над всяким человеческим идолопоклонством, что непременно влечет за собой освобождение человека, подлинную свободу от рабства греху и идолам, свободу, которая наполняет счастьем, смыслом нашу земную жизнь и открывает перед нами врата вечности.

Пусть крест Христов не только ограждает нас от сил вражиих, но и наполняет нашу жизнь великим смыслом, открывающим двери Божественного Царства. Аминь.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

http://www.patriarchia.ru/db/text/5274543.html

Оффлайн Лидия Цвет.

  • Гражданин Аура Русы
  • Откровенные
  • Патриарх форума
  • *****
  • Сообщений: 1351
  • Репутация: +101/-0
  • Пол: Женский
Re: Слова Патриарха Кирилла
« Ответ #512 : 14 Октябрь, 2018, 23:14:08 »
Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Литургии в Марфо-Мариинской обители г. Москвы

11 октября 2018 г. 16:57

11 октября 2018 года, в день обретения мощей преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил Литургию в Марфо-Мариинской обители милосердия г. Москвы. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к верующим со словом.

Ваше Высокопреосвященство и Преосвященство! Досточтимая матушка игумения Елисавета! Дорогие матушки игумении, отцы, братья и сестры!

Всех вас сердечно поздравляю с великим торжественным днем. Благодарю матушку за произнесенные ею слова, — она сказала бόльшую часть того, что хотел вам сказать я, и это свидетельство того, что назидаться мы можем не только от архиереев и священников, но и друг от друга, потому что каждому Господь полагает на ум и на сердце нечто, чем он может делиться с ближними. Так и было всегда в христианской общине. Сердечно благодарю за ваши добрые правильные слова и поэтому почти ничего не могу добавить к тому, что было сказано о святой преподобномученице Елисавете, кроме как поделиться своим личным опытом переживаний, связанных с посещением Алапаевска в этом юбилейном году, отсчитавшем 100 лет со дня трагической кончины святой преподобномученицы.

Когда я стоял на краю шахты, в которую ее сбросили, меня в первую очередь поразила мысль: зачем все это было сделано? Можно себе представить ужасную картину того, что сто лет назад там произошло. Да, всякая смерть ужасна, но разве можно сравнить по степени мучений моментальную гибель от пули с мучительной смертью на дне глубокой ямы? Зачем великую княгиню сбросили вниз? Что творилось в сознании и в сердце палачей, когда они схватили эту хрупкую женщину и столкнули ее в страшную яму? А падение влекло за собой нестерпимую боль и медленную смерть, что и произошло, — святая Елисавета умерла не мгновенно. Она умерла от голода, от холода, от жажды, от боли, — что еще более ужасное можно представить? Но даже на дне алапаевской шахты она изливала на ближних, с которыми оказалась рядом, свою любовь, свое милосердие. Есть исторические свидетельства того, что она оказывала даже медицинскую помощь тем, кто был ранен еще тяжелее при падении в шахту.

Даже если бы великая княгиня Елисавета ничего более не совершила, а лишь пострадала ради Христа так, как пострадала, мы бы ее сегодня прославляли. Но, как правильно сказала игумения Елисавета, ее кончина была венцом ее жизни — в этой кончине словно сфокусировалось все то, чем она жила, во что верила, что было ей дорого, ради чего она готова была умереть. А это был Господь Иисус Христос, Который открылся ее сердцу, ее разуму, и она восприняла Христа Спасителя всей силой своей души — и это эпоху в так называемого модерна, когда ко Христу мало кто обращался, а бόльшая часть интеллигенции от Него отказывалась, обольщенная чужими идеями и чужими философскими взглядами.

Поэтому весь жизненный путь великой княгини Елисаветы — это путь абсолютно замечательный, который для очень многих может служить примером; а кончина, действительно, — царственный венец этого пути. И сегодня, вспоминая события 100-летней давности, мы возносим молитвы ко святой преподобномученице великой княгине Елисавете и просим ее молиться пред лицом Божиим о земле нашей, о Церкви нашей и о всех тех, кто в своей жизни желает повторить хотя бы часть ее жизненного подвига, связанного с трудами милосердия и благотворительности.

Хотел бы поблагодарить игумению Елисавету и всех, кто содействовал возрождению этой святой обители, приведению ее в дивный порядок, какой мы сейчас видим. Вспоминаю свое первое посещение этого места, когда здесь еще не было обители, а лишь некое сестричество, — и как же то первое впечатление разнится от сегодняшнего! Сегодня сердце мое действительно исполнено благодарности Богу за все то, что здесь произошло. И не только с точки зрения благоукрашения, но и с точки зрения организации многих служб, направленных на оказание помощи ближним, а значит, на продолжение в этом месте подвига святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы. И дай Бог, чтобы это служение укреплялось в нашей Церкви — в епархиях, монастырях, приходах.

Вера без дел мертва есть (Иак. 2:26). Если мы не будем споспешествовать в добрых делах, то вера наша будет угасать, ибо добрые дела — как кислород, необходимый для того, чтобы пламя горело; а когда нет кислорода, пламя затухает, сколько бы горючего ни было. Точно так же и жизнь христианина затухает вне зависимости от сана, от положения в Церкви, от образованности, от всего, чем человек наполняет свой интеллект и свою жизнь, если нет добрых дел. Добрые дела — это кислород, без которого не может возгораться пламя веры, и да поможет нам святая преподобномученица Елисавета хотя бы частично повторить то, что она совершила, и стать наследниками ее славы — славы той, которая жизнь свою посвятила ближним. Собственно, это и есть идеал христианского бытия, и если каждый из нас будет стараться так жить, то жизнь наша изменится до неузнаваемости. Пусть пример преподобномученицы великой княгини Елисаветы укрепляет нас на всех путях наших нашей христианской жизни. Аминь.

С праздником всех вас сердечно поздравляю!

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

http://www.patriarchia.ru/db/text/5280835.html

Оффлайн Лидия Цвет.

  • Гражданин Аура Русы
  • Откровенные
  • Патриарх форума
  • *****
  • Сообщений: 1351
  • Репутация: +101/-0
  • Пол: Женский
Re: Слова Патриарха Кирилла
« Ответ #513 : 15 Октябрь, 2018, 20:06:16 »
Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Покрова Пресвятой Богородицы после Литургии в храме Всех святых в Минске

14 октября 2018 г. 20:23

14 октября 2018 года, в праздник Покрова Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в храме-памятнике в честь Всех святых в городе Минске. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к верующим с проповедью.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня великий праздник Покрова Пресвятой Богородицы совпадает с воскресным днем, поэтому за Литургией читались два Евангелия — и воскресного дня, и посвященное Богоматери. Так вот, в воскресном Евангелии есть слова, которые для всех нас являются огромной силы вызовом, — быть может, это самое радикальное утверждение во всем Новом Завете. А слова такие: «Любите врагов ваших» (Лк. 6:35).

А кто именуется врагом? Представление о враге формируется в нашем сознании, когда мы чувствуем исходящую от кого-то опасность. И когда Господь говорит «любите врагов ваших», Он, конечно, имеет в виду не тех, кто приходит на твою землю с оружием в руках, выжигает села и города, несет несчастья людям. Не о них речь — на противостояние таким врагам Церковь всегда благословляла свой народ. Речь идет о других врагах — тех, кто нас окружает. Ведь если не у каждого, то у многих есть в окружении люди, с кем не хочется общаться, кого мы стремимся избегать.

Как же можно любить врагов? Утверждение Евангелия будто противоречит жизненной логике. Казалось бы, с врагами нужно бороться, им нужно противопоставлять свою собственную силу, чтобы их сила не взяла над тобой верх. Но в Евангелии нет ни одного лишнего или пустого слова. Все, что в Евангелии сказано, будь то «любите врагов ваших» или «если кто ударит в правую щеку, подставь левую» (см. Мф. 5:39), — это Божественная мудрость, которую мы не можем игнорировать. Для большинства из нас это реальный вызов. Как так? Как можно подставлять левую щеку тому, кто ударил тебя в правую? Как можно любить врага? Но Господь нам об этом говорит не случайно. Думаю, в подлинном понимании этих слов и содержится ключ к нашему человеческому благополучию и счастью. Ведь враг — не только тот, кто на тебя поднимает руку; обычно таких очень мало, и в правовом обществе с ними хорошо разбираются правоохранительные органы. Если кто-то напал на тебя на улице, то это даже не твое личное дело — это дело тех, кто защищает правопорядок в стране. В Евангелии речь, конечно, о других врагах, — о тех, кого мы считаем таковыми, кто воспринимается нами как противник, несущий нам опасность. Что же происходит, когда некто, кого мы считали врагом, действительно наносит нам некий ущерб — словами, делами, интригами? Как мы должны ответить на все это?«Любите врагов ваших».

Попробуй полюбить того, кто встал поперек дороги и тебе мешает, — но Господь говорит: «Любите врагов ваших». Эти настоятельное требование, конечно, относится не к любви, которую мать обращает к детям, или которая связывает супругов, или которая связывает близких по духу людей. Речь идет о другом. Речь идет о том, что в ответ на некую стратегию зла, которая выстраивается против нас, мы должны сохранять мирный дух. Ведь что происходит, когда мы опознаем в человеке врага? Мы возбуждаемся, мы напрягаем свои силы, мы хотим адекватно ответить врагу, наказать его. Сколько на это уходит сил! Какая энергия расточается! Но самое главное, враг нас побеждает, даже не сделав ничего против нас. Если мы строим планы борьбы с тем, кого считаем врагом, если мы себя опустошаем во имя этой борьбы, — он уже нас победил. Мы пребывали в мирном состоянии духа, но вдруг возник враг, — и дух мирный исчез, и в голову ничего не идет, кроме мыслей о враге. Вроде он ничего еще не сделал, а мы уже переживаем, боремся с ним в мыслях, порой по сто раз повторяем, что ему сказать при встрече. Не сделав ничего, наш внутренний мир этот враг уже оккупировал.

Как только мы опознаем в ком-то врага, мы лишаемся внутреннего мира и покоя, а значит, мы уже побеждены этим врагом. Поэтому, когда Господь говорит «любите врагов ваших», Он предлагает нам сохранять мирный дух, чтобы вражда не охватывала наше сознание, нашу волю, наши чувства, не затмевала наш духовный взор. Мудрые слова Евангелия — «любите врагов ваших» — нужно понимать таким образом, что никакой враг не должен разрушать наш внутренний мир. А чтобы было так, нам нужно научиться предавать тех, кого мы считаем своими врагами, в руки Божии. Так всегда поступали святые и мудрые люди, которые в ответ на оскорбления отвечали: «Бог тебе судья, а не я. Не хочу вступать с тобой в конфликт, мне чужды те страшные, злые эмоции, которыми ты страдаешь, и пусть тебя судит Бог». В этих словах — исполнение заповеди о любви к врагам. Мы не обнажаем оружия, а предаем этих людей в руки Божии.

Все сказанное отнюдь не лишает нас права не терять бдительность, следить за своими словами, отстаивать, если нужно, свои убеждения, но это совершенно другое поле борьбы, — не то, о котором мы сегодня слышали в Евангелии. Мы научаемся этой Божественной мудрости не для того, чтобы сдаваться или наносить себе ущерб. Принимая эти Божественные заповеди, мы становимся по-настоящему сильными, непобедимыми. Мы способны сохранить свою независимость от воздействия всяких вражеских сил. Мы сохраняем свою внутреннюю силу, свои убеждения, свои взгляды на жизнь, мы сохраняем самих себя. Всему этому и учит нас Господь.

А святой Иоанн Златоуст открывает перед нами особую перспективу в связи с той темой, о которой мы сегодня размышляем. Он говорит: тот, кто любит врага, уподобляется Христу. Ведь и Христос пострадал от людей, и это был не частный конфликт, но борьба не на жизнь, а на смерть. Она привела Спасителя на Голгофу, но Христос не омрачил Своего духа, даже на допросе у первосвященников и Пилата, даже восходя на Голгофу. Потому мы и поклоняемся Кресту как символу победы над всякими человеческими конфликтами, над всяким человеческим грехом.

Этому мы научены сегодняшним Евангельским чтением, и если великие благодатные слова, исполненные жизненной мудрости, мы постараемся применить в своей жизни — в общении с коллегами, с близкими, с родными, с теми, с кем мы соприкасаемся, — то почувствуем, насколько мы становимся сильнее, как открываются перед нами иные горизонты человеческой жизни и межличностных отношений, как возвышается наша душа. Сегодняшнее Евангельское чтение действительно помогает нам становиться сильнее, чище, лучше, — достаточно не отдавать свое сердце гневу, лукавству, осуждению, когда мы общаемся с теми, кого склонны называть своими врагами.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

http://www.patriarchia.ru/db/text/5282796.html

Оффлайн Лидия Цвет.

  • Гражданин Аура Русы
  • Откровенные
  • Патриарх форума
  • *****
  • Сообщений: 1351
  • Репутация: +101/-0
  • Пол: Женский
Re: Слова Патриарха Кирилла
« Ответ #514 : 26 Октябрь, 2018, 22:10:08 »
Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на VIII Общецерковном съезде по социальному служению

19 октября 2018 г. 23:18

19 октября 2018 года в Москве состоялось итоговое пленарное заседание VIII Общецерковного съезда по социальному служению «Координация социального служения в епархии». С основным докладом выступил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Мы начинаем работу нашего съезда с воспоминания о трагическом событии [в Керчи], которое действительно обожгло души наших людей сопричастностью к горю тех, кто пережил и переживает эту трагедию. Мы молимся об упокоении невинно убиенных. Мы желаем сил душевных и телесных родителям, близким, родным тех, кто был убит. И считаем нашим прямым долгом как молитву об упокоении умерших, так и максимальное оказание помощи тем, кто так или иначе связан с этим страшным событием. Нужно найти возможности оказать и духовную, и, если надо, материальную поддержку. Попрошу Вас, владыка, иметь особое об этом попечение: войти в контакт с епископатом нашей Церкви, несущим служение в Крыму, и выяснить, что еще мы могли бы сделать, чтобы поддержать людей, особенно родителей, переживших такое страшное испытание.

Мне хотелось бы начать свою речь со слов благодарности всем вам, а также тем, кто в силу различных причин сегодня не может присутствовать в этом зале, за важную работу, которую вы осуществляете. Отрадно свидетельствовать, что милостью Божией и усилиями многих тружеников социальная деятельность Церкви уже прошла этап становления. Появляются новые центры гуманитарной помощи, структуры помощи наркозависимым, дома для мам, сестричества, во многих приходах созданы ставки штатных социальных работников. Могу судить по городу Москве, как появление такого рода работников меняет характер всей деятельности наших приходов. Что греха таить, еще совсем недавно настоятели не знали даже имена нуждавшихся членов прихода, не знали имена тех, кто одинок, кто нуждается в поддержке. Сегодня ситуация меняется к лучшему. Конечно, мы не достигли всего, к чему стремимся, но главное, уже сделаны первые важные шаги.

Сегодня пришло время обратить особое внимание на качество социальной работы, которая осуществляется в Церкви. Мне кажется важным, чтобы сестры милосердия обязательно проходили профессиональное обучение, умели ухаживать за больными, были знакомы с современными методами работы с больными людьми, с оказанием паллиативной помощи, с современными технологиями в этой сфере. Важно не просто накормить бездомного, а попытаться помочь ему вернуться в общество, выстроить процесс его реабилитации. Если речь идет о профилактике абортов, нужно осуществлять полноценную поддержку семьи как до, так и после рождения ребенка. Для женщин, которые получают приют в наших домах для мам, следует составить четкий план действий по решению актуальных для них вопросов и сопровождать их в решении существующих проблем. Я рад, что получила поддержку на местах сформулированная мною в свое время задача проявлять заботу о женщинах, которые отказываются, в том числе по нашей инициативе, от совершения абортов. Я получаю информацию от епархиальных архиереев, что мало-помалу эта работа действительно становится приоритетной. Церковь проповедует отказ от абортов, призывая женщин, которые отказались от аборта, изменить свою жизнь, взять на себя определенные обязательства. А значит, Церковь обязана оказывать этим женщинам моральную, и не только моральную, поддержку, иначе наши слова становятся лицемерием. Легко сказать «не делайте». Нужно понять женщину, которая оказалась в ситуации, при которой она приняла решение сделать аборт, но потом через наши слова, через наше воздействие отказалась; нужно войти в ее тяжелое положение и максимально помочь ей, чтобы она чувствовала заботу со стороны Церкви. В таком случае наши слова не будут восприниматься лишь как пустой звук. Поэтому я еще раз делаю особый акцент на необходимости организации в масштабе всей Церкви работы с женщинами, которые отказались совершить аборт и продолжают находиться в стесненных трудных обстоятельствах.

В центре наших усилий должен стоять сам нуждающийся человек. Неверно тешить себя мыслью, как хорошо мы поступаем ради собственного спасения, помогая другому. Все оценки расставит Господь. Он вынесет суд, с тем ли настроением, с тем ли, если хотите, пониманием собственного места в совершении добра мы приступаем к этому деланию. Мы должны, прежде всего, думать о качестве нашей помощи, ставя себя на место страдающих людей.

Церковную социальную деятельность отличает комплексный подход. Церковь не воспринимает человека просто как получателя услуг, мы видим в каждом личность, образ Божий, нашего ближнего, члена Церкви, нашего собрата или сестру. Мы призваны помочь ему не какой-то единичной услугой, а всем, чем можем.

Для социального работника недостаточно быть отзывчивым и сострадательным. Необходимо регулярно повышать квалификацию на специальных образовательных курсах, в том числе тех, что проводит Синодальный отдел по социальному служению и благотворительности. Необходимо разбираться в зарубежном опыте, читать соответствующую литературу, посещать конференции, круглые столы и стажировки.

Хотел бы отметить особую важность координации социального служения на уровне епархии. В каждом регионе эти направления могут быть разными: где-то необходимо помогать наркозависимым, где-то — бездомным или инвалидам. Но в любом случае в поле нашего внимания должны быть все социальные вопросы, решению которых мы можем реально содействовать, помогая всем нуждающимся вне зависимости от их гражданства, национальности или вероисповедания.

Руководителям епархиальных отделов необходимо выстраивать полноценную систему социальной деятельности внутри епархии. Благотворительное служение должно вестись и в кафедральном городе, и в благочиниях, и на конкретных приходах. На каждом уровне этой системы у главы социального отдела должно быть свое доверенное лицо, которое постоянно участвует в общих встречах, всегда на связи. Системная работа — это работа по четкому плану, с измеряемыми результатами, с конкретными задачами на год и целями на долгосрочную перспективу.

Неправильно думать, что социальная деятельность — это лишь одно импульсивное действие. Нет, это планомерное поступательное движение вперед. Я бы хотел сказать, что самое трудное в нашей с вами работе — именно систематическое, хорошо организованное поступательное движение. Легко воспламениться от призывающих слов священника, от прочтения какой-то литературы и что-то сделать, например, навестить больного или посетить кого-то в заключении. Но очень трудно включить в свою собственную жизнь такого рода действия на постоянной основе, осознав, что оказание помощи людям, особенно тем, кто в беде, — это первостепенная задача каждого христианина.

Наши приюты, наши реабилитационные центры, нецерковные организации, которые также нуждаются в помощи, должны быть центром нашего притяжения и внимания. Мы должны стараться осуществлять все эти проекты не как нечто второстепенное, но как одну из самых главных задач, как дело, к которому Христос нас призывает. И я хотел бы еще раз подчеркнуть: речь идет не только о работе в собственно церковных учреждениях. Мы должны иметь открытое сердце к тому, чтобы взаимодействовать и помогать тем, кто вне церковных границ осуществляет ту же работу, что и мы.

В последнее время в России увеличилось число епархий, что позволило усилить нашу благотворительную деятельность. Теперь в каждой небольшой епархии есть свой социальный отдел, свой центр активности, но, как правило, этим епархиям еще недостает опыта. Отрадно, что Синодальный отдел по благотворительности помогает новообразованным епархиям: специально для них был разработан документ «Последовательность действий руководителя епархиального социального отдела при вступлении в должность и на начальном этапе работы». Это свод простых рекомендаций, который позволяет выстроить системную работу. Документ распространяет, пока адресно, сам Синодальный отдел, но полагаю целесообразным, после моего окончательного утверждения, придать ему статус общецерковных рекомендаций, с тем чтобы Управление делами могло разослать его в епархии.

Обращаясь к священникам, хотел бы сказать: несмотря на имеющуюся нагрузку, нужно помнить, что служение в больницах, помощь нуждающимся — это служение Богу, это неотъемлемая часть нашей пастырской деятельности и нашей христианской жизни, ведь в каждом нуждающемся Христос призывал видеть Самого Себя (Мф. 25:40). Священник не должен думать, что, совершив Литургию, он может быть свободен от всех других пастырских обязательств. Литургия — это наше «общее дело», которое продолжается, в том числе, в больницах, в хосписах, в интернатах, в богадельнях, в приютах — там, где не хватает любви, где есть человеческое горе и нужда.

Конечно, в этом служении священники нуждаются в помощи мирян — добровольцев, в том числе сестер милосердия. Вокруг нас много молодых людей, готовых послужить ближним, но далеко не все знают, что нужно сделать и куда обратиться, чтобы стать волонтером. Наша задача — рассказать этим людям, где они могут быть полезны: в интернатах, в больницах, в домах престарелых, в домах для бездомных.

Епархиальный социальный отдел должен создать условия для того, чтобы любой человек, который хочет помогать ближним, имел возможность это делать. Хорошо, когда при храме есть группа милосердия, но порой бывает так, что о ней не знают даже многие прихожане. Не стесняйтесь рассказывать людям об этом служении, — они смогут присоединиться к вашей работе только в том случае, если они о ней узнали и стали ей симпатизировать. Поэтому разъяснительная деятельность в приходах, направленная на популяризацию социального служения, должна быть делом каждого священнослужителя, особенно настоятеля.

Также необходимо дать людям, в том числе невоцерковленным, возможность участвовать в добрых делах при храме. Как показывает практика московской службы «Милосердие», невоцерковленные люди приходят в храм, чтобы стать добровольцами, а потом постепенно через эту деятельность воцерковляются. Один журналист рассказывал мне, как он, что-то зная о Церкви, но не имея никакого опыта общения с Церковью, зашел в один из наших храмов, где собирались посылки, гуманитарная помощь для пострадавших — кажется, при наводнении в городе Крымске. И его просто, без церемоний включили в эту работу. Кто-то из активистов сказал: «Что стоишь, иди помогай разбирать пакеты». Он оставил машину незапертой и пошел делать, что ему сказали. Потом он делился этим опытом и говорил, насколько важным для него было увидеть людей, материально совершенно не заинтересованных, вдохновленных исключительно осознанием необходимости помочь, срочно помочь, страдающим. И это чувство передалось ему, — думаю, с этим чувством он и сейчас живет; дай Бог, чтобы было так.

О том, как организовать добровольческую службу, можно узнать на сайте Синодального отдела по благотворительности. Там опубликован видеоучебник по организации добровольческой деятельности, а в начале 2018 года вышло новое методическое пособие «Как организовать службу добровольцев: учебник для начинающих». Призываю всех, кто желает ознакомиться с социальной церковной работой, обращаться к сайту Синодального отдела: на нем размещаются книги и методики по всем направлениям нашего служения. Каждый год выходят 4-5 новых пособий, в которых аккумулируется лучший опыт работы.

Отрадно отметить развитие не только дистанционного, но и очного обучения, которое осуществляется Отделом. В Москве прошли стажировку многие руководители и представители епархиальных социальных отделов, приходские социальные работники и сестры милосердия.

В 2016 году обучающий центр был открыт в Екатеринбурге, и уже второй год руководители и представители епархиальных социальных отделов, социальные работники и сестры милосердия имеют возможность пройти стажировку и на базе Екатеринбургского социального отдела. На сегодня там прошли очное обучение руководители социальных отделов практически всех епархий Уральского федерального округа, Казахстана и Средней Азии.

Рад, что в настоящий момент Синодальный отдел работает над открытием подобных региональных обучающих центров и в других федеральных округах, в частности, в ближайшей перспективе должен приступить к работе центр в Южном федеральном округе — на базе социального отдела Ростовской епархии.

Теперь хотел бы остановиться подробнее на некоторых направлениях нашей работы.

Многим инвалидам, особенно в регионах, по-прежнему недоступны современные технологии реабилитации. Городская среда и здания не адаптированы для них, не хватает квалифицированных специалистов, не хватает добровольцев, готовых в повседневной жизни сопровождать людей с ограниченными возможностями. Некоторые отказываются от своих детей-инвалидов или взрослых инвалидов, потому что не могут обеспечить им полноценный уход. Церковь могла бы создавать проекты помощи таким семьям. Конечно, реализация этих проектов невозможна без активного взаимодействия с родительским сообществом, специалистами в сфере коррекционной педагогики, профильными образовательными и некоммерческими организациями. Наиболее успешные церковные проекты на сегодняшний день организованы в тесном сотрудничестве с профильными НКО, благотворительными фондами, общественными организациями инвалидов, и это сотрудничество необходимо развивать.

В работе с бездомными важно понять, что мы должны не просто оказывать срочную социальную помощь, а выстраивать систему поддержки и возвращения людей в общество. Да, нужно решать насущные проблемы с едой, одеждой, кровом, но очевидно, что сегодня этого недостаточно. Бездомность — это своего рода болезнь, которая парализует волю человека и отнимает силы для борьбы. Наша задача — помочь такому человеку прийти к Церкви, познакомиться с ее социальной работой, включиться в систему церковной реабилитации и посредством той помощи, которую Церковь может оказать, преодолеть самое главное — отчуждение от мира. В России есть церковные приюты для бездомных, но нужно повысить, с учетом сказанного, качество их работы.

В современных условиях очень трудно приходится многодетным семьям: их финансовых возможностей, возможностей восстановить свое физическое и психологическое здоровье гораздо меньше, чем у других родителей, а при той разобщенности поколений, которую мы наблюдаем, многодетные родители зачастую оказываются без помощи своих старших детей. В такой ситуации православный приход может стать опорой и поддержкой для многодетной семьи. Желательно, чтобы семья могла получать материальную, физическую, психологическую помощь. Хорошо зарекомендовали себя инициативы создания при храмах обществ многодетных, выстраивание системы взаимопомощи.

Отдельного внимания заслуживает наша помощь детям-сиротам. В этой сфере благодаря усилиям государства ситуация значительно улучшилась за последние годы. Действует целый ряд государственных программ по подготовке будущих приемных родителей. Церковь тоже участвует в этой работе. Однако в целом церковные проекты в этой области являются пока единичными, и нам необходимо более интенсивно развивать это направление.

Вся наша деятельность по помощи детям-сиротам должна быть сконцентрирована на устройстве детей в приемные семьи и работе с кровной семьей. При этом нужно не терять осмотрительность и подвергать тщательному анализу состояние семьи, потому что нередко искусственное возвращение ребенка в семью приводит к трагическим последствиям, когда у него разрушаются те добрые навыки, которые сформировались в церковных учреждениях. Возвращение в семью должно обязательно сопровождаться как предварительным изучением ситуации, так и определенным мониторингом. Нельзя ребенка оставлять один на один с родителями, которые уже когда-то обнаружили свою неспособность к воспитательной деятельности. Конечно, происходят большие перемены, в том числе в сознании таких родителей, часто под влиянием Церкви. Но еще раз хотел бы сказать, что мониторинг нужно осуществлять на протяжении достаточно продолжительного времени, чтобы убедиться: ребенку ничто не угрожает. Необходима работа по преодолению кризисной ситуации в кровной семье, а также сопровождение, как я уже сказал, приемных семей, которые взяли на воспитание ребенка-сироту.

Тех людей, которые пока не готовы к такому ответственному шагу, как усыновление, но при этом хотят помочь ребенку-сироте, можно ориентировать на форму гостевого режима или наставничества, которое особенно важно при работе с подростками. Благодарю Синодальный отдел, который проводит дистанционные и выездные очные занятия в епархиях по вопросам подготовки будущих наставников и приемных родителей.

Важными темами являются также помощь зависимым людям и утверждение трезвости. Отрадно, что возобновленный Церковью День трезвости вызывает интерес десятков тысяч людей по всей стране. В рамках этого праздника в России при поддержке Минздрава проходят различные мероприятия, посвященные утверждению трезвости и популяризации трезвого образа жизни. Развиваются общества и школы трезвости на приходах, куда обращаются за поддержкой, консультациями и помощью тысячи зависимых и их родственников.

По-прежнему приоритетное направление нашей деятельности — профилактика абортов и помощь женщинам в кризисной ситуации. Ежегодно в России появляются новые приюты, организуются денежные сборы, и на эти средства создаются центры гуманитарной помощи в различных епархиях. Любая нуждающаяся семья может обратиться в эти центры за продуктами, одеждой, а также получить бесплатно все, что ей нужно для ребенка: кроватку, коляску, игрушки, средства гигиены, детское питание.

Не так давно мы провели новый сбор средств, которые будут распределены Синодальным отделом на условиях открытого конкурса. Положение о конкурсе опубликовано на сайте Отдела, и каждая епархия может направлять свои заявки для получения средств до 5 ноября. Призываю всех вас активнее включаться в эту работу.

В этом году мы решили не ограничиваться только центрами гуманитарной помощи, а предложить на собранные средства создавать консультационные пункты для женщин и приюты. Каждая женщина, оказавшаяся в кризисной ситуации, должна знать, что в Церкви она получит всю необходимую поддержку. Об этом я уже говорил в начале своего выступления, и еще раз хочу сказать: создание кризисных центров для женщин, где они могут получить поддержку и по возможности даже приют в случае необходимости, должно быть приоритетным.

Социальное служение — это деятельное выражение христианской любви к ближнему, свидетельство нашей веры. Это не дополнительная нагрузка, не какое-то нововведение последних лет, а наша прямая обязанность, проистекающая из наших христианских убеждений, из самой природы Церкви. Церковь — это община исцеления духовного, но и физического. И потому средства должны употребляться в первую очередь духовные — посредством Таинств, проповедей, — но и материальные, через хорошо организованную социальную работу.

В заключение хотел бы привести слова апостола и евангелиста Иоанна Богослова: «Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев. Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (1 Ин. 3:16, 18). И да будет так. Благодарю за внимание.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

http://www.patriarchia.ru/db/text/5286917.html

Оффлайн Лидия Цвет.

  • Гражданин Аура Русы
  • Откровенные
  • Патриарх форума
  • *****
  • Сообщений: 1351
  • Репутация: +101/-0
  • Пол: Женский
Re: Слова Патриарха Кирилла
« Ответ #515 : 26 Октябрь, 2018, 22:13:03 »
Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы участников VIII Общецерковного съезда по социальному служению

20 октября 2018 г. 15:07

19 октября 2018 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл принял участие в итоговом пленарном заседании VIII Общецерковного съезда по социальному служению «Координация социального служения в епархии», которое состоялось в Зале церковных соборов кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве. Святейший Патриарх Кирилл выступил на форуме с основным докладом, а затем ответил на вопросы участников съезда.

— Ваше Святейшество, благословите. Меня зовут Татьяна Галиева. Я руководитель социального отдела Благовещенской епархии; я также являюсь самым молодым руководителем социального отдела в Русской Православной Церкви. Ваше Святейшество, в некоторых направлениях работы социального отдела есть пересечения с деятельностью молодежного отдела, — например, это добровольчество либо проведение различных благотворительных акций. Насколько мне известно, не везде работа строится так, чтобы эти отделы взаимодействовали. Скажите, пожалуйста, как следует развивать совместную работу социального и молодежного епархиальных отделов? Спасибо.

— Мне кажется, обязательно надо развивать; странно, если нет взаимодействия. Здесь важную роль должен играть, конечно, правящий архиерей. Ведь если между епархиальными отделами есть недопонимание, отсутствует координация деятельности, значит, вся система работает недостаточно эффективно. Конечно, епархиальный архиерей должен участвовать, но необходимы также инициативы со стороны руководителей как молодежного, так и социального отделов. Потому что большинство добровольцев — это молодые люди; здесь так тесно все пересекается, что и разделить нельзя. Я встречаюсь с добровольцами, которые занимаются конкретной социальной проблематикой, связанной либо со здравоохранением, либо с какими-то другими направлениями нашей жизни, — в основном это молодые люди. Сейчас возрастные рамки очень изменились, трудно определить верхнюю границу того, что такое молодежь, но, тем не менее, наш добровольческий корпус в большинстве своем составляют совсем молодые люди. Я всячески поддерживаю вовлечение молодых людей в реальные программы, а социальная деятельность эти программы и призвана обеспечивать.

— Протоиерей Кирилл Шолков, руководитель отдела социального служения Белорусской Православной Церкви. Ваше Святейшество, в последнее время очень возросла заболеваемость онкологическими болезнями, это бич нашего времени. Но и медицина интенсивно развивается, немало людей находятся в состоянии ремиссии. По статистике, это очень уязвимая группа. Я настоятель храма иконы Божией Матери «Всецарица», окормляю, в том числе, и таких людей. И вот мы нашли им очень интересное применение — это добровольчество. Их опыт, их колоссальная жизненная сила используются для того, чтобы у тех, кто впервые узнал о своем диагнозе и начал лечиться, не опускались руки, — вот такое соработничество. Как Вы думаете, можно ли этот опыт передавать, тиражировать, описывать, или это все-таки наш частный случай?

— Думаю, обязательно надо тиражировать и об этом говорить. И у нас в Москве есть замечательный пример, сейчас не буду называть имя, — это достаточно известная писательница, которая работает таким образом и передает огромному количеству людей свою внутреннюю силу, свою энергию, а самое главное — свой опыт преодоления этого тяжкого недуга.

Нет ничего важнее, чем свидетельство тех, кто прошел через это страшное испытание и теперь находится в состоянии ремиссии или даже практически выздоровел. Можно общаться с теми, кто страдает этой болезнью, пытаться поддержать их словесно, но насколько эффективнее не просто говорить «не надо опускать руки», но и приводить реальные примеры! Тогда эти примеры будут вдохновлять человека на то, чтобы он прошел свою часть пути ради преодоления своей болезни. А часть пути, которую проходит пациент, — огромная, это зафиксировано в медицинской практике. Очень многое зависит от того, как сам человек преодолевает недуг, какое у него состояние души, какова его энергетика, к чему он устремляется, сдается он или продолжает бороться. Поэтому опыт таких людей незаменим, и если есть такие люди, их нужно активно привлекать к нашей работе.

— Протоиерей Димитрий Болтонов, Екатеринодарская епархия, руководитель социального отдела. Ваше Святейшество, вопрос, возможно, технический, но очень важный. Вопрос касается заключения соглашений, договоров митрополий с министерствами и ведомствами. Иногда согласование этих документов превращается в непреодолимое препятствие, потому что вначале мы согласовываем текст с министерством, затем должны согласовать с каждым епископом, а наша митрополия состоит из пяти епархий. Потом правки каждого архиерея мы должны согласовать с каждым архиереем и вновь с министерством. В результате подписание соглашения растягивается на такой срок, что уже трудно становится. Возможно ли внесение в Положение о митрополиях каких-то дополнений или, может быть, каких-то поправок именно относительно заключения подобных соглашений?

— Но ведь мы уже приняли поправки к Положению о митрополиях, где конкретно описывается роль, компетенции и объем полномочий митрополита. Все, что касается деятельности в масштабах региона, в масштабах области или края, — это ответственность митрополита. Поэтому главное, на что нужно обратить внимание, — то, что такого рода деятельность, особенно составление договоров, выстраивание юридических взаимоотношений с органами власти или с учреждениями, должна осуществляться на уровне региона, на уровне субъекта федерации, а значит, ответственность несет правящий митрополит. И вокруг него должна формироваться группа людей, которая бы создавала, в том числе, документальную базу такого сотрудничества.

— Протоиерей Владимир Ринкевич, председатель социального отдела Виленско-Литовской епархии. Ваше Святейшество, благословите. В государствах, где православных христиан меньшинство или существует религиозная напряженность, именно наши архипастыри являются лицом Православной Церкви. Как Вы оцениваете опыт иных христианских конфессий, которые активно привлекают своих архиереев к милосердному служению? Нужен ли Русскому Православию такой шаг, или он может быть воспринят как самореклама, а не свидетельство о нашей вере — Православии? Спасибо.

— Вот фраза, на которую нужно обратить внимание: «Конфессии привлекают своих руководителей». Каким образом конфессии их привлекают? Думаю, руководители сами вовлекаются. Допустим, если речь идет о католическом епископате в Литве, то, наверное, они сами вовлекаются, вряд ли какие-то приходские советы могут дать им указание вовлечься в некую программу.

То же самое и в Русской Православной Церкви. Инициатива должна исходить от архиереев, Но у архиерея, поверьте, сложная повестка дня, особенно в наше время, много обязанностей. Вот задача епархиальных отделов и заключается в том, чтобы представлять соответствующую информацию правящему архиерею и побуждать его к более активному участию, если такого нет. Кроме того, это ответственность и нашего Синодального учреждения, которое должно фиксировать участие архиереев во всех программах, представляющих определенную важность. И если архиерей дистанцируется от той или иной работы, не только социального отдела, но и других отделов, например, молодежного, то это, конечно, большой минус в работе. Если вы обратили внимание, в моих выступлениях перед Архиерейскими Соборами постоянно присутствует тема участия епископата во всех направлениях, которые сегодня поддержаны, в том числе Архиерейскими Соборами, то есть являются не только инициативой Патриарха, но и поддержаны всем епископатом. Так что если возникает некая деликатность в отношениях между руководителем отдела и правящим архиереем, то привлечение руководителя Синодального отдела могло бы помочь.

— Хорошо. Ваше Святейшество, Вы знаете, что в Католической Церкви есть такая организация Caritas.

— Да, есть.

— И руководителем Caritas в каждой епархии является епархиальный архиерей. Наверное, нам не нужно идти по этому пути, хотя Вы фактически возглавляете всю работу по милосердию самим служением нашей Церкви…

— В каждом регионе может быть по-разному. Где-то, может быть, и нужно что-то возглавить. Особенно если требуется вывести работу на более высокий уровень, привлечь к ней духовенство, то личный пример правящего архиерея будет очень и очень уместен. А если работа уже идет неплохо, то прямое участие архиерея, и без того имеющего много других обязательств, может, и не требуется. Но наблюдение за этой работой, поддержка этой работы — прямая обязанность правящих архиереев, и в большинстве епархий, как я вижу из годовых отчетов, архиереи все-таки уделяют внимание такого рода работе. Ну а если где-то есть недопонимание или, может быть, недостаточное внимание, то может помочь соответствующая информация в адрес Синодального отдела.

— Спасибо. Благословите,Ваше Святейшество.

— Ваше Святейшество, меня зовут Александр Штеле. Я помощник митрополита Красноярского и Ачинского по вопросам здравоохранения в Красноярском крае. Так сложилось, что в моей семьей онкология заняла особое место. От онкологического заболевания умер мой отец, и сам я переболел онкологией, после чего пришел к Богу и начал активно заниматься помощью таким же людям, которые преодолевают свою болезнь. Многие вылечиваются, но, к сожалению, не всегда болезнь можно победить; в некоторых случаях она как бы забирает свое. У меня вот такой вопрос. Поездив по Красноярскому краю, я понял, что паллиативная помощь хорошо оказывается в городе; но если мы говорим про сельскую местность, то ее там фактически нет. Скажите, пожалуйста, может ли Церковь сегодня взять на себя ответственность или, может быть, проявить активность, с тем чтобы поддержать это направление в сельской местности, — например, обучить сестричество оказанию паллиативной помощи? Конечно, речь идет не о хирургическом вмешательстве, а о том, чтобы просто показать людям, хотя бы как переворачивать больного, как его покормить правильно. Лично я пришел к Богу через болезнь, но, если честно, мне не хватало сестры милосердия, когда я лежал в больнице. Именно эта помощь помогла бы понять, что выход есть. Самое тяжелое для человека — пережить этот момент. Ведь у нас, в основном, «захожане», а не прихожане, мы не знаем всего, что нам нужно знать. А если бы сестры милосердия могли приходить, проповедовать, рассказывать о вере этим людям и их семьям, становилось бы намного проще. Спасибо.

— Спасибо. На Ваш Вопрос невозможно дать конкретный ответ, который бы покрывал все ситуации. Ведь в каждой епархии все по-своему, а Вы говорите даже не о епархиях, а о сельских приходах.

— Да, все верно.

— Но мы же знаем, как иногда выглядят наши сельские приходы. Там не то что социального работника невозможно содержать, там батюшка сам себя иногда содержать не может, ему помогать надо. Поэтому все зависит от того, насколько правящий архиерей чувствителен к этой теме, насколько он в рамках своих реальных возможностей может осуществлять ту или иную деятельность, в том числе обучение людей на местах. Не представляю себе, как можно дать общую рекомендацию на всю Церковь — условия совершенно разные. Вы говорите о Красноярском крае, но в Краснодарском крае уже другие условия. Просто должны быть общие установки, а они совершенно очевидны: благотворительность, социальное служение, в том числе забота о болящих, — это не 25-я тема в повестке дня Церкви, а одна из самых первых и важных тем. Вот если у нас сознание повернется, если каждый настоятель и каждый архиерей будет понимать, что забота о страждущих — это их прямая обязанность, то эта система будет выстраиваться.

Думаю, ради этого мы и съезды проводим, ради этого мы создали сестричества и братства, мы создали достаточно мощную общецерковную структуру. Но еще следует пройти большой путь, чтобы все эти добрые мысли достигли глубинки, наших сельских приходов, чтобы и там выстраивалась, с учетом реальных возможностей, служба оказания помощи ближним. Однако озабоченность Ваша мне понятна, я ее полностью разделяю и надеюсь, эту озабоченность разделяет большинство представителей нашего епископата.

— Ваше Святейшество, простите, можно я Вас спрошу по этому вопросу? У нас сейчас больница святителя Алексия получает лицензию на образовательную деятельность. У нас здесь директор больницы, главный врач. Может быть, нам подумать, как организовать курсы для приезжающих сюда сестер милосердия, — как у нас проводятся курсы для социальных работников, для священников? Это могут быть курсы, где учат элементарному уходу; можно разработать более длительный курс. Тогда мы сможем приглашать в Москву, обучать уходу за больными не только московских сестер милосердия, но и из других регионов…

— Да, это, конечно, возможно. Но не знаю, из Красноярска не наездишься. Надо быть реалистами. Наша страна такая огромная, что приглашать с Чукотки в Москву, чтобы в больнице святителя Алексия обучать паллиативной помощи — это почти нереально. Поэтому я думаю, что нужно не забывать о такой возможности, как выездные семинары. Ведь наш Социальный отдел имеет связи с епархиальными управлениями, и проведение обучающих семинаров на местах было бы более правильным, чемсоздание при нашей больнице какого-то курса повышения квалификации. Просто я не верю в то, что это может заработать. Точнее, это может и должно заработать для города Москвы, для Московской области. Но вот дальше, я думаю, инициатива должна быть проявлена на местах. А наша задача — все это поддерживать, в том числе нашим интеллектуальным вкладом, чтобы наши специалисты могли участвовать в работе на местах.

— Ваше Святейшество, доброго здоровья Вам!

— Спасибо.

— Я представляю…

— Если Вы еще добавите «хорошего настроения», то совсем буду Вам благодарен.

— Хорошего настроения Вам!

— Спасибо.

— Я представляю Серовскую епархию Екатеринбургской митрополии, иерей Алексий Батаев. И вот такой вопрос, в связи с последними событиями на Украине: как мы можем помочь нашим собратьям? Спасибо.

— Это очень хороший вопрос. Наши собратья нуждаются в помощи, в первую очередь в проявлении нашей солидарности с ними. Помимо того, что все мы призваны молиться, те, у кого есть возможность, могут посылать письма на Украину; если кто знаком со священниками с Украины, пусть поддерживает их своими добрыми словами. Но самое главное — это наше общецерковное единомыслие относительно необходимости принимать сегодня особые усилия по сохранению канонического порядка на Украине. Вы знаете, что на последнем Синоде было принято непростое решение прекратить евхаристическое общение с Константинопольским Патриархатом, — именно потому, что Константинопольский Патриархат отождествил себя с раскольниками. Неканонически, нарушая все правила, он вторгся в нашу юрисдикцию, простил раскольников, которые были анафематствованы, а значит, отождествив себя с раскольниками, сам стал раскольником. На этом и основывалось решение Синода о прекращении общения с Константинопольским Патриархатом как впавшим в раскол.

Для того чтобы такие решения поддерживались всем народом, а сейчас, как я чувствую, абсолютное большинство православных людей поддерживает это решение, надо, чтобы духовенство тоже проводило работу. Когда к вам обращаются с вопросом, разъясняйте это, с тем чтобы действия Священноначалия имели широкую поддержку у нашего благочестивого народа. Тогда наша позиция будет очень сильной и убедительной. Очень надеюсь, что так и есть, но пастырская работа по разъяснению позиции нашей Церкви перед лицом новой раскольничьей реальности на Украине является очень важной.

— Благодарю Вас, Святейший Владыка. Мы очень любим Вас.

— Спаси Господи! Благодарю Вас!

— Протоиерей Василий, руководитель социального отдела Воркутинской епархии. Ваше Святейшество, в последнее время успешность епархиальных социальных отделов оценивается числом полученных грантов. Не считаете ли Вы, что было бы реальнее опереться на людской потенциал и государственные структуры, соработничество с ними, чем приучать руководителей социальных отделов к получению легких средств?

— Во-первых, скажу, что гранты — это не легкие средства. Почему мне кажется, что ни в коем случае не нужно отказываться от участия в программах по получению грантов? Потому что для получения гранта вы должны представить соответствующую документацию, вы должны засвидетельствовать о пути, который вы прошли. А когда человек или группа работает над составлением документации, необходимой для получения гранта, они уже сами себя анализируют, они подвергают себя экзамену, они становятся более эффективными с точки зрения оценки своей собственной работы. Если же они не получают грант, им говорят, почему так произошло, и это тоже хорошее средство для корректировки траектории. Поэтому гранты нужны не только с точки зрения привлечения материальных средств, что тоже важно, но и с точки зрения повышения уровня нашей проектной деятельности, способности составлять проекты и с точки зрения организации этой деятельности.

Так что я ни в коем случае не подвергаю никакой отрицательной реакции наше участие во всех программах получения грантов. Но Вы правы, гранты — это мизер, если мы оценим весь объем работы, которую сегодня осуществляет Церковь в социальной области. Это мизер, и если кто-то говорит: «раз не получил грант, так и работать не буду», — это совершенно неправильно, это просто грех. Но если человек или группа людей хорошо работают, если у них прекрасная программа, да еще и грантовая поддержка есть со стороны, то, думаю, это служит появлению положительных эмоций. Значит, их работа оценивается, значит, на эту группу надеются люди.

Не вижу в грантах ничего плохого, но я согласен с Вами, что не хлебом единым жив человек, и не только материальный фактор должен присутствовать в нашей работе. Впрочем, не сомневаюсь, что так оно и есть. Потому что если бы мы делали акцент только на материальный фактор, то у нас с вами никакой работы бы не было. В большинстве случаев социальная работа Русской Церкви осуществляется при минимальной финансовой поддержке, а иногда и без всякой финансовой поддержки, и это о дорогом свидетельствует.

— Большое спасибо, Ваше Святейшество.

— Протоиерей Кассиан Кравцов, руководитель социального отдела Тихорецкой епархии. Ваше Святейшество, пастырское служение, как все мы знаем, заключается в первую очередь в душепопечении. Такое служение связано не только со знанием Священного Писания, святоотеческих трудов, но и с личными качествами человека. Недостаток знания православной психологии зачастую становится своего рода препятствием, барьером, из-за которого священник не может разобраться в кризисной ситуации. В результате страдает человек, который обратился за помощью, страдают его близкие, страдает сам священник, понимая, что не смог сделать что-то доброе, не смог помочь человеку. Такова ситуация, которая очень часто складывается на приходах. Можно услышать совет священника: «Ходи в храм, исповедуйся, причащайся». Для каждого воцерковленного христианина это образ жизни, он это прекрасно понимает. А вот в кризисных ситуациях каждый человек индивидуален, у каждого свое горе, своя беда — потеря ближних, смерть детей, что вызывает много вопросов к духовенству, и формальное отношение в таких ситуациях я считаю недопустимым. Хотел бы задать Вам такой вопрос, Ваше Святейшество. Сейчас в духовных школах, на курсах повышения квалификации для священнослужителей имеется дисциплина «православная психология». Возможно ли ее более глубоко насытить этой темой, с тем чтобы как священники на курсах, так и семинаристы могли получать более глубокие знания именно в этой области? И второй вопрос: как Вы считаете, оправдано ли применение в пастырской практике различных психологических методов?

— Непростой, конечно, вопрос. Но вот как я начну на него отвечать. Преподобный Серафим Саровский не имел никакого представления о психологии. Очень многие старцы не знают ничего из этой области, но оказывают огромную поддержку людям. Если мы скажем, что помощь священника в значительной мере определяется его знанием психологии, то скажем что-то неверное. Глубоко убежден: священник оказывает помощь только тогда, когда он, во-первых, сопереживает человеку и, во-вторых, когда у него есть богословские, пастырские ответы на ситуацию, с которой к нему обращается. «Ходи в церковь, причащайся» — это формальный ответ. Если бы все у нас так отвечали, то у нас вообще в храм перестали бы ходить. Но у нас так не отвечают. Я знаком с пастырской деятельностью очень многих священников, с тем, сколько времени священники уделяют частной исповеди. Если священник 15-20 минут общается с исповедующим, то ясно, что он не говорит только «ходи в церковь и причащайся».

Не хочу сказать, что знание психологии не нужно, но знание психологии не является решающим. Конечно, оно помогает священнику, в частности, определить по каким-то внешним признакам, кто перед ним находится. Ведь у человека может быть расстройство нервной системы, он может быть, простите, психопат или истерик. Кстати, истерия — это недуг, которым поражены многие люди, в том числе люди в возрасте, и, конечно, нужно ясно понимать: перед тобой личность, переживающая духовный кризис, или просто человек с истерическими реакциями, который пришел к священнику, чтобы все выложить вовне. Очень важно это понимать, ведь с каждым из них должен быть свой разговор. Одного нужно внимательно выслушать, а второго как можно быстрее благословить и отправить домой, посоветовав принять фенибут, афобазол — сейчас масса подобных лекарств, которыми очень многие пользуются.

Еще раз хочу сказать: сила воздействия священнослужителя не обусловлена техническими знаниями, связанными с изучением психологии, но эти знания могут помочь, в том числе в выстраивании правильных отношений с людьми. Самое же главное — наш внутренний духовный мир. Самое главное — работа священника над самим собой. Самое главное — никогда не привыкать к своему пастырскому служению, не превращаться в машину, которая стереотипно отвечает на вопросы, задаваемые священнику. И если пастырское чувство сохраняется сильным, ярким, если совесть у священника всегда находится в состоянии повышенной готовности откликнуться на беду другого человека, то и результат работы с верующим, который к священнику обращается, совсем другой.

Поэтому мой ответ был бы такой: изучать надо, я не против этого, но я не очень бы поощрил, чтобы объем изучения психологии был расширен за счет каких-то других предметов. Изучать хорошо все, в том числе психологию. Но главная наша работа — это, в первую очередь, работа над самими собой. Священник должен постоянно работать над самим собой. У него не должно быть никакого привыкания к боли и страданию людей, а это очень трудно, это отнимает множество сил.

Приведу такой пример. Я как-то разговаривал с одним очень известным нашим хирургом. Совершенно замечательный хирург, он оперировал кого-то из моих близких, была тяжелейшая онкологическая операция, и все закончилось блестяще. Так мы на этом фоне очень близко познакомились и общались; общаемся и сейчас, хотя, к сожалению, не так часто. И вот я задал ему вопрос: «Вы режете человека, должно же у Вас быть какое-то сострадание?» Он говорит: «Если я буду в этот момент страдать, я не смогу сделать операцию». Вот этим мы отличаемся от хирургов — если священник не будет сострадать, он не сможет понять внутренний мир человека и мобилизовать свои собственные силы, чтобы ответить на боль и скорбь того, кто к нему приходит. Конечно, очень многие врачи состраждут, но для хирурга невозможно сострадать, когда он режет человека скальпелем. Это его работа, и он потеряет квалификацию, он сделает ошибку, если в этот момент начнет сопереживать. Поэтому хирурги не любят своих родственников оперировать, — слишком трудно забыть о своих человеческих эмоциях. А вот священник никогда не должен тушить в себе чувство сострадания и сопричастности человеческому горю, в том числе когда он рассматривает непростые жизненные обстоятельства, связанные с переживаниями того, кто пришел к нему на исповедь или за советом.

— Ваше Святейшество, благословите. Меня зовут Олеся Середкина. Я помощник руководителя епархиального отдела по социальному служению Шадринской епархии Курганской митрополии. Вы в своей речи отметили важность каждого направления в социальном служении. Их достаточно? Ваше Святейшество, у меня такой вопрос: на Ваш взгляд, какое из всех направлений социального служения сегодня самое актуальное и требует более трепетного внимания?

— На этот вопрос трудно ответить, потому что все проистекает из контекста, в котором Вы живете. Вы видите проблемы Курганской области, в частности, той территории, на которой располагается Шадринская епархия. Приоритеты нужно определять на местах, например, в какой-то епархии приоритетной может быть работа с заключенными (которая прямо не относится к отделу социального служения, но в широком смысле относится к нашей деятельности). В некоторых географических районах, где располагаются наши епархии, это самая главная тема. Приоритеты должны формироваться архиереем на основе широких консультаций, общения с благочинными и священниками, по итогам епархиальных собраний по социальной проблематике, где можно было бы послушать людей. А на эти епархиальные собрания по социальной проблематике надо приглашать не только церковных, но и светских специалистов, которые занимаются социальной работой, медициной. После такого широкого обсуждения может формироваться список приоритетов. Поэтому желаю Вам успеха в такого рода деятельности.

— Благодарю Вас.

— Спаси Господи.

— Ильгин Виктор Анатольевич, Россошанская епархия. В рамках социальной политики Церкви как нам бороться с таким видом зависимости, как игромания? Это первая часть вопроса. И вторая, я считаю, смежная проблема — это видеоигры, которые наполнены насилием, жестокостью. Не формирует ли это в дальнейшем зависимость?

— Вы совершенно правы. Если говорить об игромании, то в первую очередь нужно говорить о гаджетах и о вовлечении детей в контакт с ними. То, что сейчас происходит, а именно привыкание детей с раннего возраста к играм, уже в недалеком будущем явит нам в полной мере самые опасные последствия. Здесь несколько проблем. Первая — это проблема удовольствия. Ребенок получает от игры удовольствие. И если большую часть времени он посвящает тому, чтобы получать удовольствие, значит, у него формируется устойчивое представление: удовольствие — это самое главное.

Как же вы такого ребенка оторвете на работу, не связанную с получением удовольствия? Для него это будет большая проблема. Иногда говорят, что не надо говорить об опыте предшествующих поколений, что каждый живет в своих условиях. На самом деле неправильный подход — это игнорировать уроки истории, уроки прошлого. Трудно представить, как вообще развивалась бы вся наша российская история, особенно в XX веке, с ее множеством проблем, с войнами, с низким уровнем обеспечения населения продуктами, нередко с голодом, если бы наш народ не был способен это перенести. Но он же не был с детства воспитан в системе, которая поощряла бы получение удовольствий и замыкала на них жизненную ориентацию человека!

Поэтому я бы так сказал: злоупотребление электронными играми, погружение в них детей — это огромная ошибка родителей. В каком-то смысле, это огромная задача и для государства, потому что если следующее поколение будет воспитано в стремлении постоянно получать удовольствие, то мы очень многого лишимся. Мы знаем, что способность человека совершать подвиг полностью противоречит стремлению посвящать все свои силы получению удовольствия. Подвиг — это отказ от самого себя. Но если люди перестанут быть способными на подвиг, разве мы сможем защищать свою страну? Сможем ли мы решать задачи, связанные с ограничением нашего комфорта, с понижением уровня всего того, что связано с удовольствиями?

Иногда кажется: ну, а что особенного — ребенок сидит в своем гаджете и все время играет. Но это очень плохой симптом, который нужно преодолевать. И Церковь должна открыто говорить, что многое нужно поменять, в том числе в сознании родителей, в сознании учителей, с тем, чтобы постараться приучить детей к тому, что получение удовольствий не является доминантой, не является приоритетом. А вот злоупотребление ими формирует в сознании именно такой подход к жизни.

— Меня зовут Наталья, храм «Малое Вознесение», город Москва, социальный работник. У нас при храме начала работать служба предабортного консультирования и помощи. Как Вы знаете, в клиниках города Москвы работают, к сожалению, обычные светские психологи, в то время как православные психологи не имеют такой возможности, хотя их работа могла быть направлена непосредственно на сохранение жизни. Могли бы Вы нам подсказать, как нам наладить работу с медицинскими учреждениями и каким образом мы можем полноценно работать?

— Нужно обязательно добиваться такой возможности, выстраивая отношения с местными органами власти, с местными медицинскими учреждениями. Если в каких-то местах взаимодействие полностью заблокировано, то нужно докладывать Священноначалию, потому что тема серьезная. У Церкви есть определенный потенциал, который она может использовать, в том числе для преодоления негативных показателей в нашей статистике. Хотя статистика, как мы слышали, становится более положительной, но, тем не менее, тема абортов остается очень важной. Ради решения этой проблемы мы все должны объединить усилия — и медицинские работники, и социальные работники, и Церковь. Недопущение Церкви до работы в этом направлении — это, конечно, очень печальный факт, и об этом нам нужно знать.

— Иерей Алексий Лебин, Выксунская епархия. Ваше Святейшество! У меня сестра — врач и, пройдя обучение, она попала под программу получения автомобиля и квартиры. У нас учится очень много молодых людей в семинариях и духовных училищах, и они хотели бы знать, может ли такая программа, внутрицерковная, появиться у нас?

— Вы хотите, чтобы я честно на это ответил? Может — при условии, если богатые приходы будут разделять свои ресурсы с неимущими.

Благодарю вас сердечно, особенно за пожелание отдыхать побольше. Прошу ваших молитв, потому что только вашими молитвами, наверное, я и могу совершать то, что совершаю. Иначе, по-человечески, сложно объяснить, как это все получается, но верю, что Господь помогает, а помогает Он по молитвам Церкви. Поэтому, когда поминают Патриарха, пожалуйста, не формально, а искренне молитесь за своего Патриарха.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

http://www.patriarchia.ru/db/text/5287482.html